Творческая встреча с международным корреспондентом Мстиславом Черновым в Харькове

Как и миллионы других молодых людей он искал себя. Благодаря знанию иностранных языков, любви к фотографии и путешествиям встал на тропу тревел-фотографа и переводчика. Возможно он так и остался бы одним из сотен тысяч создателей картинок из путешествий, если бы не один случай.

Сегодня Мстислав Чернов — фото- и видео журналист в самых «горячих» точках мира (Ирак, Сирия, Донбасс и др.). Он работает на международные агентства Associated Press и Reuters.

Когда-то в одном из фототуров в Турции Мстислав стал свидетелем революционных восстаний. Пока его коллеги мирно спали в отеле, он отправился в эпицентр событий в Стамбуле и снял там свой фоторепортаж.

В тот момент, когда я сфотографировал горящую машину, я вдруг понял, что наконец-то нахожусь именно в том месте, где должен быть, и делаю именно то, что должен делать.

Тогда Мстислав прожил в Стамбуле целый месяц. Снимал ежедневно. Потратил кучу денег на проживание в отелях. В итоге он не продал ни одной фотографии. Но, по его словам, это был бесценный опыт, который привел его туда, где он сейчас.

Всю эту информацию я услышала на творческой встрече с Мстиславом Черновым, которая проходила в Харькове, 7 февраля 2018 года, в галерее СOME IN. Послушать земляка достигшего таких успехов в фото- и видео журналистике пришло гораздо больше людей, чем могло вместить предоставленное помещение. Мне посадочного места не хватило, поэтому я два часа слушала и смотрела стоя. Временами с открытым от изумления ртом, что уж говорить.

От слушателей поступало много вопросов, как об особенностях работы корреспондента, так и о его жизни и мировосприятии.

Мне в любой момент могут позвонить и отправить снимать происходящее, поэтому я живу «на чемоданах».
Это чистая правда, у меня всегда две полностью собранные дорожные сумки, и живу я возле крупных аэропортов. Так удобнее, чтоб всегда на ближайшем рейсе можно было добраться до эпицентра событий.

Кто-то из зала спросил где Мстислав чувствует себя дома.
— Только в аэропорту. — ответил он улыбаясь.

Многим было интересно, как же он будучи фотографом стал видео-корреспондентом. Оказалось, что тоже по воле случая. Международные новостные агентства, на которые работает Чернов, распределяют бюджет таким образом, что всего 5% из него приходится на фотоконтент, а остальные 95% — на видео.

Находясь в зоне конфликта как независимый международный фото журналист на Донбассе, ему впервые пришлось снять видеорепортаж. Это был сюжет о сбитом боинге.

Коллега говорит мне:
— А ты умеешь снимать видео? Здесь бы надо именно его.
— Ну конечно! — отвечаю я. А сам думаю про себя: «Ведь я же знаю, где у меня эта опция в фотокамере» (смеется)
— Ну тогда бери и снимай. Главное, чтоб интервью не в начале и не в конце. Ну разберешься в общем.

Я сначала снимал по принципу фотографии. Делал небольшие разноплановые сюжеты до 10 секунд и затем учился монтировать их в единое видео с помощью специальных программ.

Со временем начал глубже вникать в тему видеосъемки, всматривался в готовые работы профессиональных видеооператоров. Смотрел как двигается камера, учился добавлять мелкие детали в сюжет для полноты картины. Я включал какой-нибудь фильм и смотрел его без звука, стараясь рассмотреть работу съемочной группы.

На экране проектор все время выводил фото- и видеосюжеты со взрывающимися домами, окровавленными телами, плачущими над трупами родственниками. Я не раз во время мероприятия мысленно задавала себе вопрос: «А смогла бы я работать ТАМ?». Это как две чаши весов. На одной — личные человеческие эмоции, сострадание, желание убежать из этого ада, а на другой — деятельность, которая позволяет показать во всех частях земного шара события, происходящие в конкретном месте.

Не единожды из зала звучали вопросы относительно того, как Мстислав все это выносит, как справляется с постоянным стрессом, как абстрагируется от происходящего и продолжает снимать. И абсолютно спокойный молодой человек без лишних эмоций, но с немного потухшими, как мне показалось, глазами отвечал:

Это моя работа, которую я делаю, как мне кажется, хорошо.
Во время съемок и интервью я стараюсь не вникать в суть того, что происходит.
Меня накрывает потом, когда я пересматриваю и монтирую отснятое видео. Но я стараюсь направлять эти мысли в рабочий поток. Делать выводы и оценивать полученный опыт.

Мстислав на примерах своих сюжетов рассказывал о технике съемки, об особенностях работы, об оборудовании, об инструкциях, в соответствии с которыми они действуют. Например, что для полной объективности освещать события какого-либо конфликта необходимо с трех сторон: обеих воюющих сторон и не участвующей непосредственно в военных действиях третьей стороны, например, мирных жителей.  На Донбассе ему предоставили такую возможность, и он освещал события из разных мест. А вот в Ираке возможности снимать со стороны ИГИЛ не было, так как после этого, с большой вероятностью, он бы не выжил.

Под конец мероприятия из зала задали вопрос, в чем Чернов видит свою миссию. На это журналист ответил следующее:

Никакой миссии у меня нет. Да и ни у кого из людей ее, на самом то деле, нет. Есть мотиваторы, благодаря которым мы действуем. Не более того.
Я еще раз повторюсь, это моя работа, которую я делаю хорошо и получаю за это деньги. Я чувствую себя на своем месте.
Да, иногда моя деятельность помогает конкретным людям, но это уж никак не миссия. Миссия — это слишком громкое заявление.

А когда его спросили, в каком жанре он бы хотел работать в дальнейшем, он ответил очень просто:

В будущем я бы вообще не хотел, чтоб моя жизнь была связана со съемкой. Никакой. Но я ни капли не жалею о сделанном когда-то выборе.

Источник фото — mediaport.ua

Источник фото — mediaport.ua

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *